Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Кс разъяснил, может ли свидетель пригласить на свой допрос адвоката, являющегося защитником обвиняемого

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Конституционный Суд вынес Определение № 2518-О/2018 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Заявитель жалобы Валентина Егорова была допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу. Для участия в данном процессуальном действии она привлекла адвоката, который ранее был допущен к участию в производстве по этому же делу в качестве защитника обвиняемого. Однако следователь вынес постановление о его отводе.

Женщина обжаловала отвод в порядке ст. 125 УПК РФ. Отказывая в удовлетворении ее жалобы, Индустриальный районный суд г. Ижевска указал, что она является свидетелем обвинения, в связи с чем ее интересы противоречат интересам обвиняемого.

Данное постановление оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, а в передаче кассационных жалоб было отказано постановлениями судьи Верховного Суда Удмуртской Республики и судьи Верховного Суда РФ, с чем согласился заместитель председателя ВС.

В жалобе в Конституционный Суд Валентина Егорова указала, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает, что для отвода адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, достаточно факта представления этим же адвокатом интересов обвиняемого, без указания конкретных обстоятельств, свидетельствующих о наличии противоречий между указанными участниками уголовного судопроизводства на момент принятия решения об отводе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 48 Конституции право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным и не означает право выбирать для оказания юридической помощи любого адвоката по своему усмотрению, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Суд указал, что запрет на совмещение одним лицом различных процессуальных функций при производстве по одному уголовному делу является общим для участников как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (Определение КС от 9 ноября 2010 г.

№ 1573-О-О), что исключает участие адвоката в оказании юридической помощи в рамках данного дела, если он ранее участвовал в этом деле в ином процессуальном качестве или оказывал (оказывает) юридическую помощь иному лицу (обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и др.

), интересы которого противоречат интересам обратившегося к нему за юридической помощью другого участника производства по тому же делу.

КС отметил, что хотя для свидетеля, не являющегося по своему правовому статусу стороной в уголовном деле, а относящегося к иным участникам уголовного судопроизводства, и характерна процессуальная нейтральность, дача им показаний или отказ от этого по делу не исключают наличия у него собственного интереса. В том числе в случаях, когда его показания (отказ от дачи показаний) подлежат последующей оценке с точки зрения перспективы уголовного преследования по ст. 307 или 308 УК РФ либо касаются самого свидетеля, его супруга или близких родственников. Кроме того, по своему содержанию показания свидетеля не всегда нейтральны по отношению к сторонам, имеющим в деле свой интерес. Они могут как подтверждать, так и опровергать обвинение, а потому носить обвинительный или оправдательный характер.

В силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, напомнил КС.

Подобное наделение адвоката правами защитника, которыми он обладает в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному при производстве следственного действия, предполагает, по мнению Суда, и соблюдение адвокатом вытекающего из данного правового статуса запрета на участие в производстве по уголовному делу, установленного п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Кроме того, Суд отметил, что Закон об адвокатуре связывает оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи с целями защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц.

Поэтому запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть сведен лишь к наличию противоречий между интересами сторон по одному уголовному делу, а охватывает собой противоречия интересов любых доверителей, которым адвокат оказывает юридическую помощь в этом деле, включая свидетелей.

КС указал, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи и направлен как на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, так и на защиту публичных интересов в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемого в условиях действия принципа состязательности сторон и обеспечивающего всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела. Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Комментируя определение КС, адвокат, партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов предположил, что в ближайшее время законодателем будут внесены изменения в ст. 72 УПК РФ. «До настоящего времени отвод адвоката, представляющего интересы свидетеля по уголовному делу, в ст. 72 УПК РФ не был предусмотрен», – указал он.

При этом Кирилл Махов указал, что в практике неоднократно озвучивалась проблема, состоящая в том, что следственный орган предпринимал различные действия к попытке отвода того или иного адвоката от участия в уголовном деле, зачастую успешно.

«Одним из таких способов было вынесение постановления об отводе ввиду того, что адвокат представлял и защищал интересы нескольких лиц по одному и тому же делу. Давайте представим, что адвокат представляет интересы нескольких свидетелей по делу (законом это не запрещено).

Спустя месяцы расследования одного такого свидетеля следствие переводит в статус подозреваемого или обвиняемого либо в статус потерпевшего, и, соответственно, исходя из определения КС РФ, у следствия есть все основания для отвода адвоката от участия в уголовном деле.

Но ведь это не означает, что у представляемых адвокатом лиц изменилась позиция, – изменился только статус одного из этих лиц», – отметил адвокат.

Внимание эксперта привлекло указанное в определении положение о том, что «сам факт участия в деле того или иного свидетеля либо занимаемая им позиция могут противоречить интересам иных участников уголовного процесса…».

Кирилл Махов считает, что фактически Судом оправдывается такое ничем не подтвержденное обоснование для отвода адвоката от участия в деле, как предположение, что позиция свидетеля может расходиться с позицией лица, чьи интересы ранее представлял адвокат.

«По смыслу ст. 72 УПК РФ для отвода адвоката следствию необходимо установить наличие противоречий между фигурантами дела, чьи интересы представляет один и тот же адвокат, и чаще всего это происходит путем допроса указанных лиц.

Однако определение Конституционного Суда фактически закрепляет наличие противоречия уже в процессуальных статусах фигурантов дела, и следствию не требуется каких-либо дополнительных действий для установления конфликта интересов», – посчитал адвокат.

Адвокат АП Ленинградской области Марина Мошко отметила, что заявителем оспаривалась норма, содержащаяся в п. 3 ст.

72 УПК РФ, как не соответствующая Конституции РФ, в которой прямо указано, что защитник не праве участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика. «То есть, исходя из смысла данной нормы закона, на момент отвода адвоката факт наличия данных противоречий должен быть установлен и закреплен в материалах уголовного дела. Непосредственного указания на то, что сам статус свидетеля обвинения является подтверждением, что его интересы противоречат интересам обвиняемого, в УПК РФ не имеется», – указала адвокат. По ее мнению, подобное толкование закона порождает основания для органов предварительного следствия для необоснованного отвода защитника по уголовному делу по надуманным основаниям.

«В настоящее время я осуществляю защиту обвиняемой по уголовному делу, предыдущий адвокат которой был отведен следователем на том основании, что представлял интересы свидетеля по этому же уголовному делу при ознакомлении его с постановлением о назначении экспертизы, изъятых у него в ходе обыска предметов.

В допросе данного свидетеля адвокат не участвовал, противоречий в позициях с обвиняемой выявлено не было. Однако следователем было вынесено постановление об отводе адвоката от участия в деле как защитника обвиняемой на том основании, что между обвиняемой и свидетелем могут возникнуть противоречия. Данное постановление следователя в настоящий момент обжалуется в порядке ст.

125 УПК РФ, решение по нему еще не принято», – рассказала Марина Мошко.

Она предположила, что в целях предотвращения неоднозначного толкования действующих норм права, регулирующих участие в уголовном деле адвоката, необходимо внести изменения в законодательные акты, регулирующие участие представителя свидетеля по уголовному делу. «Таким образом, у адвокатов и их доверителей и подзащитных не будет возникать подобных проблем при защите по уголовным делам», – посчитала адвокат.

Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» Игорь Бушманов отметил, что в последнее время практические любые разъяснения КС РФ, особенно в уголовно-процессуальной сфере, трактуются правоприменителями тенденциозно не в пользу стороны защиты.

«Напротив, зачастую “выдернутые из контекста” отдельные доводы определений и постановлений КС РФ используются для придания видимости законности совершения тех или иных явно незаконных и необоснованных процессуальных действий, в том числе по вопросам участившихся отводов защитников», – указал эксперт.

В этой связи он предположил, что обращение адвокатов в КС РФ потеряло значение эффективного способа защиты нарушенных прав, как было в конце 90-х – начале 2000-х гг.

Игорь Бушманов посчитал, что установленное в ст. 69 и 72 УПК РФ единоличное право следователя осуществлять отвод защитника от участия в деле по любым основаниям противоречит Конституции РФ. По его мнению, разрешение таких вопросов должно быть отнесено к компетенции судов.

«Хотя, в силу сегодняшних реалий уголовно-процессуальной практики, наличия практики так называемого “сращивания” следствия и суда, вряд ли передача таких прав будет способствовать принятию законных и обоснованных решений – в пользу защитника, а не следствия, зачастую злоупотребляющего своими правами в борьбе с “неугодными” защитниками», – указал эксперт.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-mozhet-li-svidetel-priglasit-na-svoy-dopros-advokata-yavlyayushchegosya-zashchitnikom-o/

Адвокат свидетеля

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Допрос свидетеля – одно из наиболее распространенных следственных действий в ходе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде. Показания свидетеля зачастую имеют крайне важное доказательственное значение по делу и предопределяют весь дальнейший ход расследования.

Допрос лица в качестве свидетеля далеко не всегда означает, что данное лицо останется свидетелем до конца расследования.

Суть в том, что нередко в распоряжении следствия на первоначальном этапе расследования отсутствуют достаточные доказательства, дающие основания для признания лица подозреваемым, в связи с чем первоначально такое лицо может быть допрошено в качестве свидетеля – при этом одной из целей проведения подобного допроса фактически выступает изобличение лица в совершении преступления путем получения от допрашиваемого «нужных» и «выгодных» следствию показаний. Подобный допрос свидетеля, проводимый без участия адвоката и соответственно без квалифицированной юридической помощи, может повлечь для допрашиваемого крайне негативные последствия, прежде всего признание его подозреваемым, что с большой долей вероятности повлечет задержание лица и как минимум водворение его в изолятор временного содержания на срок до трех суток, проведение по адресу жительства лица обыска, наложение ареста на его имущества, запрет на выезд за пределы Беларуси, причинение ущерба его деловой репутации и иные крайне негативные правовые последствия, вплоть до применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Ранее в белорусском уголовном и уголовном-процессуальном законодательстве не была должным образом закреплена возможность участия адвоката в следственных действиях с участием свидетеля, в связи с чем нередко сотрудники правоохранительных органов в категоричной форме отказывали в допуске адвоката к процессуальным действиям с участием свидетеля. Однако в настоящее время вышеуказанный пробел в праве устранен: с 31.01.2018 в уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь введена статья 60-1 «Адвокат свидетеля», на основании которой адвокат имеет право представлять интересы свидетеля в ходе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде, то есть принимать непосредственное участие в процессуальных действиях с целью надлежащей защиты интересов свидетеля во избежание наступления для него указанных выше негативных правовых последствий.

Для достижения указанных целей адвокат свидетеля имеет право:

1) оказывать юридическую помощь свидетелю при производстве процессуальных действий с участием этого свидетеля;

2) с разрешения органа, ведущего уголовный процесс, задавать вопросы этому свидетелю;

3) заявлять отвод переводчику, участвующему в допросе этого свидетеля;

4) знакомиться с протоколом следственного и иного процессуального действия, при проведении которого он оказывал юридическую помощь свидетелю, и вносить письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе указанного действия;

5) знакомиться с записью в протоколе судебного заседания показаний этого свидетеля.

Наличие у адвоката свидетеля перечисленных выше прав позволяет обеспечить соблюдение прав и законных интересов свидетеля.

В частности, адвокат сможет вовремя пресечь возможное давление на свидетеля с целью склонения его к даче «выгодных» следствию показаний, пресечь постановку перед свидетелем провокационных и наводящих вопросов, внести в протокол следственного действия соответствующие замечания в случае несоблюдения прав свидетеля и неправильности отражения его показаний в протоколе. Ознакомление адвоката с протоколом следственного действия и подтверждение правильности и полноты изложения показаний свидетеля является важной гарантией закрепления в протоколе показаний, которые будут содержать выгодную для свидетеля позицию по делу и которые не будут служить основанием для признания свидетеля подозреваемым.

Предварительные консультации с адвокатом на предмет содержания предстоящего допроса, формирование своей позиции по делу, а также участие адвоката при проведении процессуальных действий с участием свидетеля являются важными гарантиями защиты прав и интересов свидетеля в ходе расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде, позволяют предотвратить дачу свидетелем необдуманных и неверных показаний, навязанных ему сотрудниками правоохранительных органов, избежать неправильности формулировок в протоколе процессуального действия и судебного заседания показаний свидетеля, имеющих существенное значение для дела.

У адвокатов адвокатского бюро «Маслов, Гашинский и партнеры» имеется значительный опыт представления интересов свидетелей при проведении доследственных проверок, на предварительном следствии и в ходе рассмотрения уголовных дел в судах.

Если Вы вызваны для дачи объяснений по материалам проверки, для допроса в качестве свидетеля и у Вас есть какие-либо опасения либо сомнения по поводу предстоящего допроса (получения объяснения), рекомендуем незамедлительно обратиться за квалифицированной юридической помощью к адвокатам адвокатского бюро «Маслов, Гашинский и партнеры» с целью надлежащей защиты Ваших прав и законных интересов.

Источник: http://advokatpro.by/advokat-svidetelya

Может ли адвокат защищать обвиняемого и свидетеля по одному уголовному делу

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Консультация адвоката » Право » Может ли адвокат защищать обвиняемого и свидетеля по одному уголовному делу

В этой статье юрист Евгения Санарова отвечает на вопрос «Может ли адвокат защищать обвиняемого и свидетеля по одному уголовному делу?»

И переход из одного качества в другой – лишь вопрос времени. На самом деле это широко распространенная практика, и не только в нашей стране. Вот почему, если вы – свидетель по уголовному делу, вам нужен адвокат. И без адвоката к следователю лучше не приходить.

Ситуация осложняется тем, что подозреваемый и обвиняемый имеет право отказаться от дачи показаний. А свидетель – нет. То есть, в любом случае вы должны давать правдивые показания по делу.

Обвиняемый и защитник ходатайствуют о вызове его для допроса и Вы переживаете, что бы в процессе производства допроса правильно зафиксировали показания свидетеля и следователь не оказал на него давление.

Если интересы обвиняемого и свидетеля не противоречат друг другу, присутствует волеизъявление клиента на заключение соглашения с определенным адвокатом, в установленном порядке оформлено соглашение между адвокатом и клиентом, то нет ограничений для адвоката, которые препятствовали бы осуществлять защиту обвиняемого и представлять интересы свидетеля по одному и тому же уголовному делу. Александр Искусственный Интеллект (128870) 8 лет назад Адвокат не защищает свидетелей.

скорее, вообще не имеет. Другие участники ООО уже дали свои показания когда ими ( соответственно и мной) был протокол подписан, то есть в моих показаниях необходимости нет никакой, да это и не важно. Он хочет меня допросить и само собой тут же отвести как защитника .

Я подал ему заявление об отказе от допроса, на что получил ответ ПРОКУРАТУРА Российской Федерации ПРОКУРАТУРА ПЕРМСКОГО КРАЯ Уважаемый __адвокат ФИО____ При расследовании уголовного дела N ___ Вы были приглашены в прокуратуру для допроса в качестве свидетеля, но от дачи каких-либо показаний отказались и предложили отложить допрос, мотивировав это тем, что адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля по делу в силу ст.

Может ли адвокат быть одновременно и свидетелей, и защитником по одному и тому же уголовному делу? Приведите ссылки на нормы закона.

Ответы юристов ( 2 )

Нет не может, согласно УПК РФ

Статья 56. Свидетель1. Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.КонсультантПлюс: примечание.

О выявлении конституционно-правового смысла части второй статьи 56 см. Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2016 N 17-П.2. Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 — 191 настоящего Кодекса.

3. Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель — об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого — об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;(п. 2 в ред. Федерального закона от 04.07.2003 N 92-ФЗ)

3) адвокат — об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель — об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

Суд указал, что несмотря на то, что свидетель не является стороной в уголовном деле, дача им показаний или отказ от дачи показаний по делу не исключает наличия у него собственного интереса.

Два эксперта указали, что КС фактически закрепил наличие противоречия уже в процессуальных статусах фигурантов дела, что порождает основания для необоснованного отвода защитника органом предварительного расследования по надуманным основаниям.

Третий высказался, что установленное в уголовно-процессуальном законодательстве единоличное право следователя осуществлять отвод защитника от участия в деле по любым основаниям противоречит Конституции и должно быть отнесено к компетенции судов.

Конституционный Суд вынес Определение № 2518-О/2018 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ, согласно которому защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам его подзащитного.

Заявитель жалобы Валентина Егорова была допрошена в качестве свидетеля по уголовному делу. Для участия в данном процессуальном действии она привлекла адвоката, который ранее был допущен к участию в производстве по этому же делу в качестве защитника обвиняемого. Однако следователь вынес постановление о его отводе.

Женщина обжаловала отвод в порядке ст. 125 УПК РФ. Отказывая в удовлетворении ее жалобы, Индустриальный районный суд г. Ижевска указал, что она является свидетелем обвинения, в связи с чем ее интересы противоречат интересам обвиняемого.

Данное постановление оставлено без изменения судом апелляционной инстанции, а в передаче кассационных жалоб было отказано постановлениями судьи Верховного Суда Удмуртской Республики и судьи Верховного Суда РФ, с чем согласился заместитель председателя ВС.

В жалобе в Конституционный Суд Валентина Егорова указала, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, предполагает, что для отвода адвоката, приглашенного свидетелем для оказания юридической помощи, достаточно факта представления этим же адвокатом интересов обвиняемого, без указания конкретных обстоятельств, свидетельствующих о наличии противоречий между указанными участниками уголовного судопроизводства на момент принятия решения об отводе.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС указал, что по смыслу взаимосвязанных положений ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 48 Конституции право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным и не означает право выбирать для оказания юридической помощи любого адвоката по своему усмотрению, в том числе без учета обстоятельств, исключающих его участие в деле.

Суд указал, что запрет на совмещение одним лицом различных процессуальных функций при производстве по одному уголовному делу является общим для участников как со стороны защиты, так и со стороны обвинения (Определение КС от 9 ноября 2010 г.

№ 1573-О-О), что исключает участие адвоката в оказании юридической помощи в рамках данного дела, если он ранее участвовал в этом деле в ином процессуальном качестве или оказывал (оказывает) юридическую помощь иному лицу (обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику и др.

), интересы которого противоречат интересам обратившегося к нему за юридической помощью другого участника производства по тому же делу.

КС отметил, что хотя для свидетеля, не являющегося по своему правовому статусу стороной в уголовном деле, а относящегося к иным участникам уголовного судопроизводства, и характерна процессуальная нейтральность, дача им показаний или отказ от этого по делу не исключают наличия у него собственного интереса. В том числе в случаях, когда его показания (отказ от дачи показаний) подлежат последующей оценке с точки зрения перспективы уголовного преследования по ст. 307 или 308 УК РФ либо касаются самого свидетеля, его супруга или близких родственников. Кроме того, по своему содержанию показания свидетеля не всегда нейтральны по отношению к сторонам, имеющим в деле свой интерес. Они могут как подтверждать, так и опровергать обвинение, а потому носить обвинительный или оправдательный характер.

В силу прямого указания ч. 5 ст. 189 УПК РФ, если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными ч. 2 ст. 53 Кодекса, напомнил КС.

Подобное наделение адвоката правами защитника, которыми он обладает в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному при производстве следственного действия, предполагает, по мнению Суда, и соблюдение адвокатом вытекающего из данного правового статуса запрета на участие в производстве по уголовному делу, установленного п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Кроме того, Суд отметил, что Закон об адвокатуре связывает оказание адвокатами квалифицированной юридической помощи с целями защиты прав, свобод и интересов физических и юридических лиц.

Поэтому запрет адвокату принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если он оказывает юридическую помощь доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица, не может быть сведен лишь к наличию противоречий между интересами сторон по одному уголовному делу, а охватывает собой противоречия интересов любых доверителей, которым адвокат оказывает юридическую помощь в этом деле, включая свидетелей.

КС указал, что п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ выступает одной из гарантий надлежащего осуществления адвокатом юридической помощи и направлен как на обеспечение прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, являющихся или являвшихся его доверителями, так и на защиту публичных интересов в сфере уголовного судопроизводства, осуществляемого в условиях действия принципа состязательности сторон и обеспечивающего всесторонность, полноту и объективность исследования всех обстоятельств дела. Суд заключил, что это законоположение не является неопределенным, не ограничивает свидетеля в праве пригласить для участия в допросе иного адвоката, не участвующего в данном деле, не создает непреодолимых препятствий для получения свидетелем квалифицированной юридической помощи и не может расцениваться в качестве нарушающего конституционные права заявительницы в обозначенном ею аспекте.

Загрузка…

Источник: https://advokaty-sudy.ru/pravo/mozhet-li-advokat-zashhishhat-obvinyaemogo-i-svidetelya-po-odnomu-ugolovnomu-delu

Представительство в уголовном процессе

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Важной гарантией обеспечения законных интересов личности является право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, впервые закрепленное в ст. 48 Конституции Российской Федерации.

Назначение и роль этого конституционного положения настолько масштабны, что до настоящего времени некоторые его аспекты в уголовном судопроизводстве остаются нереализованными.

Одной из нерешенных проблем является неопределенность статуса адвоката, оказывающего юридическую помощь свидетелю и иным лицам, не относящимся к сторонам обвинения и защиты.

Согласно ст. 6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” (далее – Закон об адвокатуре) адвокат в уголовном процессе участвует в двух качествах: защитника и представителя. В уголовном судопроизводстве эти понятия наполняются собственным содержанием.

Термин “защита” используется в двух значениях: широком (общеправовом) и узком (отраслевом). В первом смысле защита есть отстаивание прав, свобод и законных интересов любого лица независимо от его правового положения. О такой защите сказано, например, в ст.

46 Конституции РФ: “Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод”. В этом плане можно говорить, что право на защиту имеет любое лицо, а его адвокат во всех случаях является защитником своего доверителя: обвиняемого, потерпевшего, свидетеля и т.д.

Такое представление об адвокате распространено в обыденном сознании. Для обывателя адвокат – это всегда защитник.

Однако в уголовном процессе термины “защита”, “защитник” используются в другом, узком смысле, поскольку связаны лишь с одним субъектом – уголовно преследуемым лицом (подозреваемым, обвиняемым).

В данном случае понятие “защита” предстает как антипод уголовного преследования и заключается в противодействии подозреваемого, обвиняемого и его защитника выдвинутому тезису подозрения или обвинения всеми не запрещенными законом средствами и способами.

Именно в этом значении понятия “защита”, “защитник” используются в нормах УПК РФ (ст. 15, 16, 46, 47, 49 – 53 и др.).

Адвокат, выступающий в уголовном процессе во втором статусе – представителя, также имеет свою специфику. Согласно ст.

45, 55 УПК РФ право на представителя (не путать с законным представителем) имеют лишь четыре участника: потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и частный обвинитель.

Эти субъекты могут реализовывать свои права лично, а могут переложить их на иное лицо – представителя, который, по существу, выступает заместителем доверителя. Поэтому представитель наделяется теми же полномочиями, которыми обладает представляемое лицо (ч. 3 ст. 45, ч. 2 ст. 55 УПК РФ).

Нетрудно заметить, что защита и представительство относятся к тем участникам уголовного процесса, которые отстаивают по делу свой правовой интерес, т.е. являются сторонами судебного спора, тяжбы.

Уголовное дело непосредственно затрагивает интересы обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, ответчика, частного обвинителя. Для отстаивания своего интереса каждый из этих субъектов должен действовать активно, целенаправленно. Для этого данные лица наделены широким кругом правомочий (ст.

46, 47, 42, 43, 44, 54 УПК РФ), успешная реализация которых чаще всего требует квалифицированной юридической помощи адвоката.

Наряду с субъектами, отстаивающими по делу свой правовой интерес, в уголовно-процессуальную деятельность вовлекается множество иных лиц: свидетель, заявитель, лицо, дающее объяснения, залогодатель, поручитель, переводчик и др. Согласно ст.

48 Конституции РФ все они относятся к категории “каждый” и, следовательно, имеют право на получение квалифицированной юридической помощи.

Разумеется, эти участники в конкретных уголовно-процессуальных ситуациях, как правило, не испытывают особых затруднений и поэтому не прибегают к помощи адвоката, однако данным правом они обладают.

Лицом, оказывающим юридическую помощь субъектам данной категории, УПК РФ называет исключительно адвоката. В Кодексе он упомянут применительно к трем участникам: свидетелю (п. 6 ч. 4 ст. 56, ч. 5 ст. 189), лицу, в помещении которого производится обыск (ч. 4 ст. 182), а с 4 марта 2013 г. – лицам, участвующим в стадии возбуждения уголовного дела (ч. 1.1 ст. 144).

Поскольку в рассматриваемой группе субъектов в первую очередь назван свидетель – один из наиболее распространенных участников уголовного процесса, то адвокат свидетеля стал фигурировать в юридической литературе наряду с привычными статусами адвоката-защитника и адвоката-представителя. При этом встал вопрос о процессуальном положении адвоката свидетеля.

Большинство юристов, затрагивающих данную проблему, исходят из того что, поскольку по Закону об адвокатуре адвокат выступает в двух качествах: защитника и представителя, – то адвокат свидетеля – один из них, ибо третьего не дано.

Практически никто из авторов не называет адвоката свидетеля защитником, так как деятельность последнего однозначно относится лишь к уголовно преследуемому лицу. Многие процессуалисты считают адвоката свидетеля его представителем.

Одни из них не аргументируют свою позицию, исходя из логики: “Если адвокат свидетеля не защитник, значит, он представитель” .

Другие проводят анализ представительства в уголовном процессе и утверждают, что адвокат свидетеля и адвокат потерпевшего имеют равные правомочия и осуществляют одну и ту же функцию

Символьный код: predstavitelstvo-v-ugolovnom-protsesse  представительство в уголовном процессе Количество показов: 2391 Дата создания: 29.12.2016 20:30:39 Адвокат:  Стучилин Олег Владимирович

Источник: https://stuchilin.ru/services/sud/criminal/524/

Адвокат свидетеля по уголовному делу в Екатеринбурге и Свердловской области

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

Наравне с потерпевшим и обвиняемым, свидетель имеет конституционное право на юридическую поддержку.

Согласно ст. 56 (части 1) УПК, свидетель – это лицо, обладающее какой-либо информацией о совершенном преступлении. При этом он не имеет права отказаться от дачи свидетельских показаний. Лицо, предоставляющее заведомо ложные сведения, несет уголовную ответственность.

Свидетель имеет право:

  • давать показания на родном языке – при необходимости ему обязаны предоставить переводчика;
  • получить сведения о деле, по которому он будет давать показания;
  • не свидетельствовать против себя или близких родственников;
  • не соглашаться на осуществление в отношении себя судебных экспертиз, за исключением случаев, оговоренных в законодательстве;
  • самостоятельно вносить в протокол ответы на поставленные вопросы;
  • воспользоваться профессиональной помощью адвоката;
  • обращаться с жалобами, ходатайствами на действия/бездействия участвующих в деле должностных лиц;
  • претендовать на возмещение материальных убытков, сопряженных с вызовом на допрос.

Свидетель может не давать показаний, если на допрос не допущен его официальный защитник. Разрешающим документом является ордер, оформленный на специальном бланке. Адвокат не может представлять интересы свидетеля, если у него имеются обязательства перед другими участниками данного дела.

Роль адвоката при допросе

Присутствие меня в качестве адвоката способствует соблюдению представителями правоохранительных органов законодательных норм:

  • Допрос свидетеля не должен длиться более 4 часов без перерыва.
  • Значение имеет и время его проведения.
  • Вызов свидетеля по повестке в нерабочие часы является незаконным.
  • Допрос в такое время возможен только с его согласия.

Повестка должна содержать сведения о:

  • времени и месте проведения допроса;
  • том, кто вызывает на допрос;
  • статусе – «свидетель по делу».

Отдельно указываются последствия неявки на допрос – гражданин может быть доставлен принудительно. Однако УПК не предусматривает розыскных мероприятий, а также отвод свидетеля.

Особенно важна юридическая помощь адвоката свидетелям, которые не уверены в сохранности своего дальнейшего процессуального статуса. Это обусловлено законодательными тонкостями. Так, ст.

308 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за отказ свидетеля от дачи показаний. В то же время обвиняемый имеет право не отвечать на вопросы. Этим часто пользуются следователи.

Они сначала вызывают человека в качестве свидетеля, а затем привлекают как подозреваемого, обвиняемого.

Чтобы быстрее раскрыть дело, следователи в процессе допроса могут оказывать психологическое давление. Опыт позволяет мне не допустить каких-либо неправомерных действий в отношении клиента, противодействовать получению сведений с нарушением закона.

В ходе следствия и судебного разбирательства в обязанности свидетеля вменяется дача содержательных, правдивых сведений, которые помогут разобраться в сути дела, установить степень виновности подсудимого.

Простые граждане редко сталкиваются с правовой системой и плохо представляют тонкости проведения допроса. Именно поэтому при получении повестки на дачу показаний лучше заручится поддержкой знающего юриста.

Я досконально знаю особенности процедуры и права клиента. Поэтому подготовлю свидетеля наилучшим образом.

В ходе допроса адвокат свидетеля имеет право:

  • в присутствии дознавателя (следователя) давать свидетелю краткую юридическую консультацию;
  • заносить в протокол письменно замечания по поводу правильности и полноты записи ответов клиента;
  • после разрешения ведущего допрос сотрудника задавать вопросы. Они могут быть отклонены как не существенные или не касающиеся дела, но в протокол обязательно вносится соответствующая запись;
  • внести в протокол заявление об имевших место процессуальных нарушениях.

Адвокат для несовершеннолетнего свидетеля

Наиболее остро в защите нуждаются несовершеннолетние свидетели. Согласно действующему законодательству дети до 14 лет и несовершеннолетние, имеющие физические недостатки или психические отклонения должны допрашиваться в присутствии педагогов, законных представителей. Эта же норма частично распространяется на подростков до 18 лет.

Случается, что несовершеннолетний чувствует эмоциональное давление со стороны присутствующих на допросе родственников. Он «замыкается», не отвечает на поставленные вопросы. Чтобы избавиться от подобного напряжения, рекомендуется воспользоваться помощью адвоката. Я защищу права ребенка, при этом последний избавится от дискомфорта, станет более открытым.

Защита профессионала

Я всегда готов оказать необходимую юридическую помощь. В моем арсенале:

  • глубокие знания законодательства и процессуальных норм,
  • богатый практический опыт работы в органах прокуратуры и в качестве защитника.

Запишитесь на консультацию удобным для вас способом. Убедитесь в профессионализме!

Источник: https://advokat-yanyshev.ru/uslugi/advokat-svidetelja/

Конфликт интересов при осуществлении защиты

Кто может представлять интересы свидетеля по уголовному делу

В законе нет прямого толкования понятий «интерес» и «законный интерес», однако они очень широко используется при конструировании норм УПК. Дело в том, что интерес участника процесса может быть нарушен в результате конкретных действий или принятых решений.

В настоящей статье будут затронуты некоторые вопросы применения положений ст.ст.

49 «Защитник» и 72 «Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика» УПК РФ.

Указанные статьи устанавливают невозможность для защитника участвовать в уголовном деле, если он осуществлял защиту другого лица, при наличии противоречий их интересов.

В части 6 ст. 49 УПК РФ закреплено следующее: «Одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого». Тот же институт закреплен в п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ.

Сами по себе указанные нормы логичны и совершенно органично вписываются в действующее уголовное законодательство. Однако иногда их применение вызывает ряд вопросов. Как видно из диспозиций указанных статей, логической основой являются понятия «интерес подозреваемого» и «противоречие интересов».

Что понимать под противоречием интересов

Не стремясь дать строго научного определения, можно заключить, что под интересами подозреваемого следует понимать совокупность его ценностей, из числа предметов, связанных с самим фактом привлечения к уголовной ответственности, или можно сказать, что этот тот итог или последствия, с которыми подозреваемый (обвиняемый) будет согласен.

Можно привести множество различных моделей интересов. Например, ряд подозреваемых (обвиняемых), осознавая неотвратимость наказания, в качестве интереса могут иметь назначение им наказания, не связанного с лишением свободы.

Другие же в качестве интереса могут иметь полное непризнание своей вины либо частичное признание предъявленного им обвинения.

Так или иначе, интерес определяет мотивы поведения подозреваемого и обвиняемого, как на стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании.

Противоречием интересов, исходя из вышеизложенного, можно считать ожидание различных итогов расследования для каждого из подозреваемых (обвиняемых) в частности.

Следует подчеркнуть, что наличие или отсутствие противоречий есть обстоятельство, которое должно быть подтверждено в каждом конкретном случае.

Так, в судах Ивановской области были рассмотрены два взаимосвязанных уголовных дела по следующим обстоятельствам.

Первое дело

В ходе расследования уголовного дела, в отношении М. (возбужденного по признакам преступления п. «а», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ) при личном обыске у М. были обнаружены 10 ампул с сильнодействующим препаратом «Седуксен», свободный оборот которого запрещен. В ходе допроса М. указал, что данный препарат он приобрел у Г. за денежное вознаграждение.

В ходе расследования по данному делу защиту М. осуществлял З. При этом в уголовном деле в отношении М. Г. выступала в качестве свидетеля и дала показания, изобличающие М в совершении преступления. Далее из этого дела было выделено новое уголовное дело в отношении Г. по ч. 3 ст. 234 УК РФ.

Второе дело

Уголовное дело в отношении Г. выделено из уголовного дела в отношении М. по факту сбыта Г. 10 ампул сильнодействующего вещества «Седуксен» М.
Г. признала факт сбыта сильнодействующего вещества в пользу М.. При проведении следственных действий защиту Г. осуществлял тот же защитник — З., который защищал М., в другом деле.

В рамках второго дела была проведена очная ставка между Г. и М., где М. выступал в качестве свидетеля, а его показания подтверждали обвинение Г. При проведении очной ставки у Г. и М.

не было противоречий по фактам совершения преступления, оба они подтвердили ранее данные показания.
Далее дело в отношении Г. было направлено в суд для рассмотрения по существу. Защиту Г.

в суде осуществлял другой защитник.

Новый защитник указал суду на нарушение права Г. на защиту, так имелись обстоятельства, исключающие участие защитника З. по уголовному делу, и, как следствие, на невозможность постановления судом приговора.

В обоснование своих доводов защитник указал, что М., являясь свидетелем, дал показания, подтверждающие обвинение против Г., а факт проведения очной ставки между Г. и М., исходя из смысла ст.

192 УПК РФ, был расценен новым защитников как наличие существенных противоречий между допрашиваемыми лицами.

Суд принял доводы защитника Г. и сделал вывод, что между интересами М. и Г. действительно имеют место противоречия, что само по себе делает участие защитника З. по уголовному делу в отношении Г. недопустимым. Соответственно, все следственные действия с участием Г. при защитнике З.

следует признать недопустимыми, как полученные с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. В результате суд принял решение о возвращении уголовного дела прокурору для устранения выявленных нарушений.

Прокуратура подала кассационное представление, которое было рассмотрено Ивановским областным судом.

Рассмотрение судом вышестоящей инстанции

Суд вышестоящей инстанции, исследовав обстоятельства дела, в своем постановлении пришел к иным выводам. Он указал, что действительно, п. 3 ч. 1 ст.

72 УПК РФ исключается участие в производстве по уголовному делу защитника (адвоката), если он оказывает или оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обвиняемого, но в данном случае, выводы суда первой инстанции о том, что интересы обвиняемой Г.

, защиту которой осуществлял адвокат З., противоречат интересам свидетеля по делу М., нельзя признать состоятельными, по следующим основаниям:

  1. В соответствии с положениями уголовно-процессуального закона М. как свидетель не является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения либо защиты, а является иным участникам уголовного судопроизводства (глава 8 УПК РФ).
  2. В силу положений ст. 56 УПК РФ свидетель не вправе уклоняться по вызову дознавателя, следователя или в суд, давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний. Следовательно, соблюдение указанных условий нельзя считать интересы свидетеля противоречащими интересам обвиняемого по расследуемому или находящемуся на разрешении уголовному делу, по которому свидетель вызван для дачи показаний.
  3. Само по себе обстоятельство, что адвокат З. осуществлял защиту М. по другому уголовному делу, где М. является обвиняемым в совершении иного преступления, не свидетельствует о наличии противоречий интересов между М. и Г., поскольку участником судопроизводства по этому делу Г. не является.

Суд вышестоящей инстанции также указал, что иных оснований для возвращения дела прокурору судом не имеется. В результате дело было направлено обратно в суд первой инстанции и было рассмотрено по существу.

Варианты расстановок интересов

Все ситуации, где выявлены противоречия между интересами представляемых адвокатом лиц, условно можно разделить по субъектам: противоречие между интересами двух подзащитных (обвиняемых); противоречие между подзащитным (обвиняемым) и потерпевшим; противоречие между подзащитным и свидетелем; противоречие между интересами подзащитного и защитника.

Противоречия между интересами двух подзащитных

В приведенном выше примере наличие противоречий в интересах подзащитных было выявлено новым защитником механическим путем, т. е. основывалось только на факте проведения очной ставки, при этом логическая часть показаний просто игнорировалась.

Учитывая позицию Ивановского областного суда, можно сделать вывод, что подобный метод недопустим — противоречия должны явствовать из логики показаний подзащитных. Более того, противоречия должны существовать между двумя подозреваемыми (обвиняемыми), статусы которых существуют в рамках одного дела.

Такой подход представляется логичным, так как показания подозреваемого (обвиняемого) являются проявлением его линии защиты, т. е.

содержат в себе «защитную логику», что и приводит к невозможности поддержания одним защитником конкурирующих интересов подзащитных, и если таких противоречий в показаниях нет, то можно говорить и об отсутствии противоречий в интересах.

Источник: https://www.ugpr.ru/article/176-konflikt-interesov-pri-osushchestvlenii-zashchity

Адвокат Орлов
Добавить комментарий