Форма опроса адвокатом свидетеля

Бланк опроса адвокатом свидетеля

Форма опроса адвокатом свидетеля

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Бланк опроса адвокатом свидетеля». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Он представлял интересы юридического лица в споре с налоговой инспекцией. Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Исходя из принципа непосредственности исследования доказательств суд должен все равно вызвать и допросить свидетелей.

Опрос адвокатом свидетеля по уголовному делу

Это и неудивительно, поскольку законодатель, признав за адвокатом такое право, забыл урегулировать порядок его реализации» [1]. Действительно, пробел в этом отношении очевиден и порождает значительные проблемы в практической деятельности.

Отношение к воинской обязанности Военнообязанный состоит на учете по месту жительства 10. Наличие судимости Не судим Свидетель (подпись) 11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность свидетеля Паспорт гражданина РФ: 00 00 00000, выдан: 10.01.2010 года, УФМС России по Москове. 12.

Иные данные о личности свидетеля На учетах в НД и ПНД не состоит. Таким образом, адвокат вправе опрашивать лиц как с помощью средств фиксации опроса, так и не записывая их показания ни на какой носитель информации.

Адвокат вправе опросить лиц об обстоятельствах дела и самостоятельно принять решение о том, фиксировать ли ответы лица, данные в ходе опроса документально или нет.

Статья 70: Лицо, вызванное в качестве свидетеля .Однако существуют общие рекомендации к оформлению письменных ходатайств, разработанные специалистами Департамента правовой защиты, которые можно использовать как общий пример ходатайства.

Право адвокатов на опрос лиц было предоставлено законодателем в целях обеспечения возможности доказывания обстоятельств дела, которые входят в круг интересов доверителя и, как следствие, обеспечения равенства сторон при производстве по делу.

Также спорным остается вопрос о том, может ли адвокат опросить лицо, которое ранее уже было допрошено по делу следователем или судом. Согласно нормам закона адвокат вправе опросить лицо и после его допроса следователем или судом. Никакого запрета на опрос лица после его допроса следователем закон не содержит.

Опрос является одним из видов оперативно-розыскных мероприятий, регламентирован законом об оперативно-розыскной деятельности в РФ, и состоит в получении сведений от опрашиваемого лица.

Однако не каждый адвокат, далеко не по каждому делу использует в своей работе предоставленную законодателем возможность опроса лиц. Как правило, это связано с тремя обстоятельствами.
Виктор Васильевич Паршуткин, в свое время довольно подробно исследовавший особенности применения протокола опроса).

Все остальное было упаковано в белый бумажный конверт №2, на котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались.

Опрос лица может быть оформлен документально и может носить название «опрос» или «протокол опроса». Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и УПК РФ не предоставляют адвокатам возможность составления именно протоколов при производстве по делу. Составление протоколов — прерогатива лиц, облечённых властью — следователей, дознавателей, судей и секретарей.

После этого был составлен протокол личного досмотра ФИО 2 в котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались.

Судя по нормам закона, регламентирующим производство опроса, адвокат не обязан предупреждать об уголовной ответственности за дачу ложных показаний опрашиваемое им лицо.

После этого был составлен протокол личного досмотра ФИО 2 в котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались.

Спорным на практике остается вопрос о необходимости предупреждения адвокатом опрашиваемого лица об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Методические рекомендации по реализации прав адвоката, предусмотренных п. В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 53 УПК РФ защитнику предоставлено право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке.

Бланк опроса адвокатом свидетеля по гражданскому делу образец

Форма опроса адвокатом свидетеля Отношение к воинской обязанности Военнообязанный состоит на учете по месту жительства 10. Наличие судимости Не судим Свидетель (подпись) 11. Паспорт или иной документ, удостоверяющий личность свидетеля Паспорт гражданина РФ: 00 00 00000, выдан: 10.01.2010 года, УФМС России по Москове. 12. Иные данные о личности свидетеля На учетах в НД и ПНД не состоит.

Уголовное дело может быть возбуждено непосредственно на месте дорож но-транспортного происшествия. В этом случае следователем (дознавателем) могут быть допрошены участники, очевидцы и свидетели ДТП.

УПК РФ адвокат-защитник имеет право на опрос лиц с их согласия; в соответствии п. 2 ч. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002г. № 63-ФЗ адвокат-защитник вправе опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь.

Однако характерной чертой обеих статей является то, что авторы в значительной степени сосредоточили свое внимание на сложностях представления протокола опроса адвокатом лиц с их согласия в арбитражном суде. Нельзя не отметить, что эти трудности во многом обусловлены справедливо обозначенной спецификой арбитражного судопроизводства, ориентирующегося на письменные доказательства.

Протокол опроса адвоката бланк

В частности, никак не регламентирован порядок составления и оформления протоколов опроса (что, конечно же, подрывает легитимность его представления в уполномоченные государственные органы).

Процедура добровольной передачи предмета от владельца к адвокату должна осу­ществляться в присутствии граждан в числе не менее двух, которые должны засвидетель­ствовать факт и результаты добровольной передачи предмета. При необходимости ис­пользования специальных познаний при получении или осмотре предмета для участия в данном процессуальном действии может быть приглашен специалист.

После этого был составлен протокол личного досмотра ФИО 2 в котором я, второй понятой и сотрудник полиции расписались. ФИО 2 без объяснения причин от подписи отказался. Изъятые денежные средства были упакованы в бумажный конверт белого цвета №1, на котором я, второй понятой и сотрудник полиции поставили свои подписи.

Образец протокола допроса свидетеля После этого ФИО 2 были разъяснены его права и обязанности, после чего ему был задан вопрос, имеет ли он при себе запрещенные гражданским оборотом предметы или оружие, а также предметы добытые преступным путем.

Акт опроса, как представляется, должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу допроса свидетеля ст. Истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Возможность опроса адвокатом граждан при оказании юридической помощи по делу предусмотрена действующим законодательством РФ с 2002 года.

Ваше дело аналогично делу моего мужа, мой муж стал инвалидом, содержался в местах лишения свободы более 5-ти лет , добились положительного результата после того как ЕСПЧ, вынес свою рекомендацию и того факта что нашелся тот кто совершил убийство. Нет веры нашим судам. Держитесь, бог их накажет. Наталья, Новосибирск К сожалению Кемеровский обл. Согласно п.

Образец бланка опроса адвоката

На этот случай в судебной практике предусмотрена возможность оформления аффидевите — письменного свидетельства, которое удостоверяется должностным или публичным лицом.

В акте рекомендуется указать следующие сведения: время и место получения предмета, кто проводил это действие, на основании чего был получен данный предмет, с участием каких лиц производилось получение предмета и его осмотр, какие технические средства применялись при этом, какой предмет был получен, результаты его осмотра, был ли упакован предмет и каким образом, как опечатан предмет.

Закон не дает понятие того, что из себя представляет опрос адвокатом лиц и каким образом он должен производится.

При необходимости подпись лица, подавшего заявление, рекомендуется нотариально засвидетельствовать. Процедура добровольной передачи предмета от владельца к адвокату может осуществляться в присутствии граждан в числе не менее двух, которые должны засвидетельствовать факт и результаты добровольной передачи предмета.

Образец письменного опроса свидетеля адвокатом

Услуги, предоставляемые адвокатом по уголовным делам В случае задержания Вас полицией адвокат по уголовным делам может оперативно осуществить выезд в отдел полиции в пределах города Новосибирска. Одной из основных форм реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи является предоставление нормой ч.

Закон не обязывает следователя допрашивать лиц, опрошенных адвокатом, однако следователь и суд вправе это сделать с целью объективного и всестороннего выяснения всех обстоятельств дела.

Кроме того, адвокат может обозначить для опрашиваемого лица интересующую его тему, по которой он хочет получить информацию, и опрашиваемое лицо в произвольной форме изложит известные ему сведения в бумажной или электронной форме и передаст соответствующий документ адвокату.

Адвокатские опросы лиц с их согласия

Соответственно, чтобы сведения, сообщенные лицом в ходе опроса адвоката, приобрели процессуальную форму в виде доказательства, адвокат должен в порядке статей 119, 120 УПК РФ заявить ходатайство о приобщении результаты опроса к материалам уголовного дела.

В части 3 статьи 86 УПК РФ дан перечень процессуальных действий, направленных на собирание доказательств в ходе оказания юридической помощи по уголовному делу, которые вправе проводить защитник.

Важно При необходимости подпись лица, подавшего заявление, рекомендуется нотариально засвидетельствовать.

Источник: https://membase.ru/zhaloby/3706-blank-oprosa-advokatom-svidetelya.html

Процессуальное закрепление доказательств, добытых адвокатом

Форма опроса адвокатом свидетеля

Воронцов Тимофей Николаевич студент 3 курса

Юридического Института СФУ

             Формально с целью защиты личности от незаконного или необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод,  соблюдения принципа обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, а также для реализации закрепленного в уголовно-процессуальном законе принципа состязательности УПК РФ наделяет защитника (адвоката) правом собирать доказательства. Защитник, в соответствии с ч.3 ст. 86 УПК, вправе собирать доказательства путем: 1) получения предметов, документов и иных сведений; 2) опроса лиц с их согласия; 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии[1]. Однако, уже здесь мы видим первое противоречие. Беря во внимание ч.1 ст.74 и ч.1 ст.86 УПК РФ, напрашивается вывод о том, что защитник собирает не доказательства[2], а сведения, которые впоследствии могут стать доказательствами после признания их таковыми уполномоченными государственными органами[3]. Кроме того, обращает на себя внимание и другой аспект – закреплённые в ч.1 ст. 86 УКП РФ способы собирания доказательств совсем другие – это производство следственных и иных процессуальных действий, именно в результате их производства и появляются доказательства. При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определенииот 21 декабря 2004 года N 467-О по жалобе гражданина П.Е. Пятничука[4] праву подозреваемого, обвиняемого, их защитников собирать и представлять доказательства корреспондирует обязанность органов и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, рассмотреть каждое ходатайство, заявленное в связи с исследованием доказательств. Относительно сведений, которые  впоследствии “претендуют” на статус доказательств, также уже высказывался Конституционный суд РФ. В частности, он указал, что доказательства могут быть не приобщены или не получены по ходатайству защитника, в случае если они: “не способны подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу, когда доказательство, как не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призваны подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств”[5].

             Вместе с тем, законодателем не решен вопрос, относительно порядка реализации полномочий защитника, которые перечислены в ч. 3 ст. 86 УПК. Данный вопрос имеет большое практическое значение, в связи с тем, что всегда существует риск отказа в приобщении собранных адвокатом сведений к материалам уголовного дела в качестве доказательств.

Однако, устоявшаяся практика использования адвокатами своих полномочий, нашла свое закрепление в “методических рекомендациях по реализации прав адвоката, предусмотренных п.2 ч.1 ст.53, ч.3 ст.86 УПК РФ и п.3. ст.6 Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ”.  Где указано, что при собирании доказательств “следует, прежде всего, учитывать требования ст. ст.

74 и 75 УПК РФ, закрепляющих понятие, свойства и виды доказательств”[6]. А если говорить об их процессуальном закреплении, то они должны по форме и содержанию соответствовать требованиям ст.84 УПК РФ. И как будет показано далее, этот момент является спорным и вызывает некоторые вопросы.

Мы попытаемся кратко проанализировать перечисленные законом способы собирания защитником доказательств и возможность их реализации.

            Получение предметов и документов.

Исходя из того, что адвокат лишен возможности проведения такого процессуального действия как, например, выемка, можно сказать, что, в случае необходимости, получение предметов может происходить “только на добровольной основе и на основании согласия владельца”[7].

В вышеуказанных методических рекомендациях для начала предлагается получение письменное заявление от владельца данного предмета. Относительно процедуры рекомендуется участие не менее двух лиц, которые должны засвидетельствовать факт и результаты добровольной передачи предмета.

Также возможно участие специалиста на основании п.3 ч.1 ст.53 УПК РФ. По окончанию данного процессуального действия, предлагается составить “Протокол получения предмета”. Аналогичный порядок должен быть соблюден также при получении документов.

            Опрос лиц с их согласия. Как и предыдущее действие, опрос лиц адвокатом может быть проведен только с их согласия. Порядок собирания защитником путем опроса лица, в отличие от производимых следователем или дознавателем допросов, специально не регламентируется.

Опрос защитника, в вышеуказанных методических рекомендациях федеральной палаты адвокатов рекомендуется фиксировать в специальном документе под названием “Протокол опроса лица с его согласия”, который может быть оформлен в виде ответов на конкретные вопросы, либо в форме свободного рассказа с постановкой уточняющих вопросов в конце него.

Следует указать мнение Конституционного Суда РФ, выраженное в Определении от 21.12.2004 N 467-О. Где утверждается, что само по себе отсутствие процессуальной регламентации формы проведения опроса и фиксации его результатов не может рассматриваться как нарушение закона и основание для отказа в приобщении результатов к материалам дела.

При этом полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий.

            На практике случаются казусы, в которых сведения добытые адвокатом не приобщаются к материалам уголовного дела, в связи  с тем, что опрашиваемые лица к моменту проведения опроса являлись потерпевшими или свидетелями. Данное решение Верховный суд РФ аргументировал следующим:” По смыслу ч. 3 ст.

86 УПК РФ защитник вправе собирать доказательства, в том числе и путем опроса лиц с их согласия, которые не являются свидетелями (потерпевшими) в установленном порядке.”[8].

Исходя из буквы закона, данная позиция ВС РФ, является верной, но практически неудобной, так как следователь проводя допрос, может не затронуть вопросы, которые являются важными для защиты. И в таком случае, адвокат может заявить либо ходатайство о проведении дополнительного допроса либо допросить лицо в порядке 278 ст. УПК РФ.

Но возможны случаи, когда лицу известны такие обстоятельства, зная которые следователь мог бы прекратить уголовное преследование, не доводя уголовное дело до суда, но ходатайство защиты о проведении дополнительного допроса не было удовлетворено.

            На практике могут возникнуть вопросы, относительно момента, с которого сведения, полученные в результате опроса, могут стать доказательствами.

  Верховный суд РФ, рассматривая уголовное дело о фальсификации защитником протоколов опросов, приобщенных к материалам уголовного дела в качестве иных документов, указал: “сведения, полученные защитником в результате опроса, могут стать доказательствами по уголовному делу только тогда, когда опрошенное защитником лицо подтвердит эти сведения на допросе, проведенном в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона дознавателем, следователем, прокурором или судом. Протокол опроса является лишь формой фиксации хода и результатов опроса”[9].

           Вместе с тем, в УПК не упоминается о получении от тех же лиц письменных объяснений.

На практике легко представить ситуацию, когда защитнику гораздо удобнее не опрашивать иногороднего свидетеля лично, а попросить его изложить известные ему сведения по делу или письменно ответить на поставленные вопросы и направить ответ по почте. Поэтому, беря во внимание ч.1 и 2 ст.

16 УПК РФ и отсутствие такого запрета в УПК, можно сказать, что данное действие приемлемо и не противоречит закону. Ведь в противном случае защитнику придется тратить значительное время на поездку, а это может пагубно сказаться на его работе по защите подозреваемого или обвиняемого.

           Истребование справок, характеристик, иных документов. Осуществление данного полномочия, рекомендуется проводить путем направления запроса, в котором должны быть указаны запрашиваемые документы, а также указана мотивировка их предоставления.

Также на практике рекомендуется, указывать в данных запросах сроки его разрешения со ссылкой на действующее законодательство о порядке разрешения обращений граждан. На мой взгляд, не лишним будети упоминание об административной ответственности за отказ в предоставлении информации, в соответствии со ст. 5.39 Кодекса РФ об административных правонарушениях[10].

Которая, кстати, и обеспечивает закрепленную в п.3, ч.3, ст. 86 УПК РФ, обязанность в предоставлении соответствующих документов и их копий.

          При этом, отвечая на запрос адвоката, соответствующие органы или организации вправе провести исследования или эксперимент и впоследствии сослаться на него при ответе адвокату. Однако, данные доказательства могут быть недопустимыми, в случае если они даны вне рамок предварительного расследования или судебного заседания[11].

          В рамках данной работы, также хотелось бы указать на другие спорные моменты, связанные с закреплений в качестве доказательств сведений добытых защитником. Во-первых, это относимость доказательств или сведений претендующих на статус доказательств.

Ведь адвокат, заявляя ходатайство о приобщении определенных сведений в качестве доказательств, предполагает их способность установить наличие или отсутствие обстоятельств подлежащих доказыванию, указанных в ст.73 УПК РФ,  и таким образом повлиять на исход дела.

В свою очередь, следователь или дознаватель могут не согласиться с относимостью данных доказательства, так как может возникнуть ситуация “недопонимания” между адвокатом и данными субъектами. Такие случаи могут быть обусловлены различными причинами.

Например, когда адвокат с помощью длинной логической цепочки намеревается обосновать наличие или отсутствие определенных фактов, используя определенное доказательство.

          Во-вторых, имеют место проблемы с законодательной регламентацией этого института. В частности, имеется неопределенность в отношении осмотра адвокатом места происшествия, по которому в литературе и на практике сложились диаметрально противоположные точки зрения. Так, например, Пиюк А.В утверждает о наличии такой практики[12].

В свою очередь Верховный суд РФ в одном из своих определений указал: “что касается права защитника собирать доказательства, то оно закреплено в части 3 ст. 86 УПК РФ, и проведение таких следственных действий как осмотр места происшествия к компетенции защитника не относится”.

Что может указывать на исчерпывающий перечень правомочий защитника, изложенных в ч.3 ст.86 УПК РФ.

          Подходя к завершению, хотелось бы кратко упомянуть очень интересный вопрос, тесно связанный с данным исследованием и проблемой состязательности.

Сегодня нередко в научной литературе можно встретить предложения формирования и закрепления в законе института адвокатского расследования и в литературе по этому поводу сложились разные точки зрения.

Но, не углубляясь в данную полемику можно сказать, что такой институт является пока чужеродным для российского уголовного процесса, основанного на публичном начале. Введение «параллельного расследования» должно было бы сломать все сформировавшиеся и устоявшиеся сегодня уголовно-процессуальные отношения.

Работать такой институт может только в правовой системе с развитым состязательным процессом, где закон не требует от органов следствия полноты, объективности и всесторонности расследования.

Да и то, беря на перспективу данное предложение, следует учитывать, что органы государства и должностные лица, проводя предварительное расследование не обязаны руководствоваться всесторонностью, полнотой и объективностью. Что, в свою очередь, должно компенсироваться квалифицированной защитой обвиняемого, подозреваемого адвокатом.

И поэтому следует задаться вопросом, а готово ли сегодня большинство наших адвокатов действовать в такой модели уголовного процесса? И только ответив на этот вопрос, можно уже говорить о введении такого института как адвокатское расследование. Аналогично должен решаться и вопрос относительно обязательности приобщения к материалам уголовного сведений собранных адвокатом. Так как если все, что собрал адвокат, будет приобщаться к материалам уголовного дела,  то можно говорить об адвокате как о субъекте доказывания и следовательно о состязательности процесса.

           Подводя итоги, следует отметить, что в современном российском уголовном процессе адвокат не является субъектом доказывания, со всеми вытекающими отсюда последствиями, возможно, поэтому процедура собирания адвокатом сведений, претендующих на статус доказательств, до сих пор законодательно не урегулирована. И в связи с этим, на сегодняшний день адвокатам по данному вопросу представляется разумным руководствоваться практикой вышестоящих судов (в особенности Верховного и Конституционного суда), рекомендациями палат адвокатов различного уровня и доктриной уголовного процесса. При этом, не помешало бы законодательно урегулировать данную процедуру, так как это может способствовать уменьшению отказов в приобщении сведений к материалам дела и тем самым к прекращению уголовного преследования на стадии предварительного расследования.

Источник: http://www.krasadvpalata.ru/pyblikacii/55.html

Является ли протокол адвокатского опроса относимым и допустимым доказательством в суде?

Форма опроса адвокатом свидетеля

Как стало известно «АГ», в Федеральную палату адвокатов РФ поступило обращение адвоката АП Курской области Владимира Иванова (имеется в распоряжении редакции) по поводу ситуации, ограничивающей права адвокатов по сбору доказательств в целях оказания квалифицированной юридической помощи доверителям.

Адвокат пояснил «АГ» обстоятельства дела, в связи с которым он обратился в ФПА. Он представлял интересы юридического лица в споре с налоговой инспекцией. В судебном заседании Владимир Иванов представил суду протоколы адвокатского опроса, подтверждающие реальность хозяйственных операций и выполнения работ по спорным сделкам.

Однако представитель инспекции возразила против приобщения данных протоколов к материалам дела, считая их недопустимыми и неотносимыми доказательствами.

Налоговики ссылались на то, что такой вид доказательства не предусмотрен АПК, что протокол опроса составлял адвокат, записывая ответы опрашиваемого лица, и поскольку он сам является заинтересованным лицом, то к данному документу следует относиться критически. Суд согласился с этими доводами.

В своем обращении в ФПА Владимир Иванов сослался на п. 1 ст.

64 АПК РФ, согласно которому доказательствами по делу являются «сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела».

Он также добавил, что Закон об адвокатской деятельности предусматривает, что адвокат вправе «опрашивать с их согласия лиц, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат оказывает юридическую помощь» (п. 2 ч. 3 ст. 6).

Владимир Иванов обратил внимание на противоречивые правовые подходы к оценке представляемых адвокатами (как представителями сторон) в материалы дела протоколов адвокатских опросов.

Он отметил, что в ряде случаев суды учитывают их в качестве допустимых доказательств (в частности, постановления АС Московского округа от 5 февраля 2018 г. по делу № А40-204055/2016; АС Поволжского округа от 15 сентября 2017 г.

по делу № А55-21930/2016; АС Северо-Кавказского округа от 3 февраля 2016 г. по делу № А63-11601/2014; АС Дальневосточного округа от 27 декабря 2016 г. № Ф03-6097/2016 и т.д.).

Вместе с тем в значительном количестве споров суды занимали противоположную позицию. В частности, АС Северо-Западного округа в постановлении от 15 февраля 2018 г.

по делу № А66-5368/2017 решил, что суды обоснованно не приняли в качестве доказательства реальности хозяйственных операций представленные обществом акты опроса свидетелей, проведенного адвокатом. «В силу положений ст.

64, 68, 75 и 88 АПК РФ протокол опроса, проведенного адвокатом… не может быть признан допустимым доказательством при рассмотрении дела арбитражным судом и установлении обстоятельств, которые могут быть подтверждены определенными доказательствами ввиду отсутствия в арбитражном процессуальном законодательстве такого средства доказывания как составленные адвокатом письменные пояснения свидетеля. Опрошенные адвокатом лица в заседании суда первой инстанции участия в качестве свидетелей не принимали, пояснения в установленном порядке в судебном заседании при рассмотрении спора не давали», – отмечается в решении.

Аналогичная позиция отражена в постановлении АС Уральского округа от 15 апреля 2016 г.

№ Ф-09-2067/16, согласно которому ссылка заявителя на то, что представленные им протоколы опроса являются доказательствами, полученными в порядке п. 2 ч. 3 ст.

6 Закона об адвокатской деятельности, отклоняется, так как данное обстоятельство не наделяет их статусом допустимых письменных доказательств при рассмотрении дела арбитражным судом.

Владимир Иванов отметил, что в отношении протоколов допроса свидетелей, оформляемых налоговыми органами, возражений о неотносимости и недопустимости у судов не возникает.

«Я неоднократно выступал представителем директоров, которых вызывают на допрос в налоговую инспекцию, и протоколы допроса налоговики также заполняют собственноручно, однако в этом случае они не считают их сомнительными. На мой взгляд, сотрудники инспекции тоже являются заинтересованными лицами.

Почему на протокол допроса можно ссылаться, если он представлен госорганом, а на протокол опроса адвоката – нет?» – задается вопросом он.

Адвокат назвал данный подход проявлением «двойных стандартов» в наделении различной доказательной силой протоколов опросов (допросов), составляемых адвокатами и налоговиками, что фактически является нарушением правового принципа соблюдения баланса частных и публичных интересов, на которые неоднократно указывал КС РФ. «Считаю, что это ограничивает права адвокатов, установленные законом об адвокатуре, на сбор доказательств для более эффективного представления прав доверителя и оказания квалифицированной помощи», – убежден он.

В своем обращении в ФПА Владимир Иванов отметил, что считает целесообразным проведение обсуждения поднятого им вопроса на совещании с сотрудниками судейских органов, на котором присутствуют представители Федеральной палаты адвокатов.

На вопрос о том, чем, по его мнению, обусловлен различный подход судов, Владимир Иванов сообщил «АГ», что проблема заключается в отсутствии единой позиции по данному вопросу.

«Думается, когда протокол опроса адвоката совпадает с общей канвой доказательств по делу, суд ссылается на него как на дополнительное доказательство.

Если же протокол не вписывается в мотивировку, избирается простой путь – указать, что данный вид доказательства не предусмотрен АПК, и не дать ему правовую оценку», – пояснил он.

Комментируя «АГ» рассматриваемую ситуацию, старший партнер АБ «Бартолиус» Дмитрий Проводин отметил, что процессуальные кодексы устанавливают различные виды доказательств: письменные, вещественные, показания свидетелей и т.д. При этом, например, АПК не содержит исчерпывающий перечень доказательств, указывая, что иные документы и материалы могут быть доказательствами, если содержат сведения, относящиеся к делу.

Другой вопрос – достоверность представленных доказательств.

Эксперт пояснил, что арбитражный и гражданский процессы основаны на равенстве сторон, в связи с чем для того, чтобы доказательство было расценено как свидетельские показания, необходимо, чтобы свидетель был предупрежден об уголовной ответственности за заведомо ложный донос и отказ от дачи показаний и все участники процесса имели равные права по участию в допросе. Если эти принципы не соблюдены (как обычно бывает при опросах, проводимых налоговыми и правоохранительными органами, а также адвокатами), протокол становится письменным доказательством, которое должно оцениваться по правилам оценки доказательств.

«Что касается того, что суды охотно принимают в качестве доказательств протоколы опросов, проведенных налоговыми и правоохранительными органами, это, на мой взгляд, объясняется двумя причинами: стороны не просят допросить этих лиц в качестве свидетелей (не проверяют их достоверность по правилам процессуальных кодексов иными способами), а также общим уклоном судебной практики по спорам с госорганами в сторону последних. Однако признание протоколов адвокатских опросов недопустимыми доказательствами является неправильным и незаконным», – резюмировал Дмитрий Проводин.

Советник ФПА, советник практики административного права и законотворчества АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», руководитель НП «Содействие развитию корпоративного законодательства», адвокат Елена Авакян отметила, что данная проблема не нова.

«Вопрос свидетельских показаний и доверия к ним в арбитражном процессе – это предмет глубокого исследования, а опрос адвокатом свидетелей является заменой свидетельских показаний, не более и не менее.

Позицию судов, признающих данные доказательства недопустимыми, считаю неверной, поскольку у суда нет оснований полагать, что эти доказательства отличаются от иных письменных показаний», – пояснила она.

По мнению эксперта, позиция в отношении допустимости таких доказательств должна быть однозначной. «Закон предусматривает такую форму фиксации доказательств, как адвокатский опрос, и нет никаких оснований к тому, чтобы суд ее не принимал.

Суды редко прибегают к такой форме доказывания, как опрос свидетелей, поэтому у адвокатов зачастую нет иного выхода. Кроме того, у суда нет возможности принудительно доставить таких свидетелей, поскольку это не уголовный процесс.

В этой связи адвокатский опрос – возможность увидеть те показания, которые мог бы дать свидетель, а дальше у суда есть возможность опросить это лицо лично и, соответственно, привлечь в качестве свидетеля».

Что касается весомости таких доказательств, доверия к ним – эти вопросы, как считает Елена Авакян, не имеют однозначного решения.

«Это вопрос судейского усмотрения, и при прочих равных условиях полагаю, что доверия будет существенно больше не к показаниям каких-то лиц, а к документам, поскольку арбитражный процесс, в первую очередь, определяет суть экономических отношений, выраженных в большей степени финансово-экономическими событиями», – пояснила она.

В целях сохранения баланса равенства сторон, по мнению Елены Авакян, необходимо допускать все виды доказательства, а уже дальше суд может относиться к ним с той или иной степенью критичности.

Эксперт полагает, что урегулировать вопрос можно двумя способами. Первый – его разъяснение Верховным Судом РФ в информационном письме либо постановлении.

Второй – внести в АПК данный вид доказательств как однозначно допустимый в арбитражном процессе.

Комментируя обращение Владимира Иванова, исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков обратил внимание, что проблема соотношения полномочий адвоката опрашивать лиц, предположительно владеющих информацией по предмету оказания юридической помощи, с нормами о доказательствах и доказывании, содержащихся в отраслевых процессуальных кодексах, крайне актуальна и, кроме того, является частью более широкого спора: собирает ли адвокат доказательства, осуществляет ли их проверку и оценку, участвует ли в доказывании?

В связи с этим, по мнению Андрея Сучкова, очень важной будет дискуссия о том, является ли полученное адвокатом от опрошенного лица объяснение (протокол объяснения) доказательством.

«В ходе обсуждения необходимо будет окунуться, в том числе, в фундаментальные труды по доказательствам и доказыванию для ответа на вопрос, что же является доказательством – показания допрошенного (опрошенного) лица или фиксирующий их протокол? Для меня ответ очевиден, но крайне интересно выслушать мнение коллег по предмету дискуссии», – добавил он.

Редакция «АГ» планирует в ближайшее время инициировать дискуссию по данному вопросу.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/yavlyaetsya-li-protokol-advokatskogo-oprosa-otnosimym-i-dopustimym-dokazatelstvom-v-sude/

Адвокатский опрос – доказательство?

Форма опроса адвокатом свидетеля

В своей статье__ коллега Сизоненко А. А. затронул тему адвокатских опросов как инструментария формирования доказательственной базы и предложил обсудить эту тему на предмет возможности их использования в качестве самостоятельного доказательства. Отвечая на его предложения, решил разобраться в этом вопросе подробно.

П.2 ч.3 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» наделяет адвоката правом производить опрос лиц с их согласия, которые предположительно владеют информацией, необходимой для оказания юридической помощи доверителю.

Это правомочие выделено отдельной строкой и является самостоятельным институтом прав, предоставляемых законом адвокату. Наряду с ним адвокат наделен законом другими отдельно выделенными правами, в т.ч.

собирать сведения, документы, предметы, которые могут быть использованы как доказательства, привлекать специалистов для дачи заключений. Т.е.

законодатель сознательно выделил право на проведение опроса без указания на то, что он может быть использован как доказательство в отличии от других прав, которыми наделил его в соответствии со ст. 6 закона.

Вместе с тем закон не наделяет адвоката государственными или приравненными к ним полномочиями по удостоверению подлинности и достоверности сведений, содержащихся в адвокатском опросе.

Соответственно исходя из положений ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» задачей адвокатского опроса является фиксация источника и сути информации, которой источник владеет.

Бланк адвокатского опроса

Производя опрос лиц, руководствуясь ст.6 закона, адвокат не является лицом, действующим на основании одного из процессуальных кодексов. Он действует только на основании ФЗ «Об адвокатуре…». Опрос проводится исключительно с согласия опрашиваемого. Отсюда вытекают допустимые, минимальные и максимальные требования бланка опроса.

Соответственно в бланке опроса должны содержаться сведения, отвечающие задачам и требованиям, стоящими перед адвокатским опросом.

Исходя из смысла нормы права можно сделать вывод, что в бланке опроса помимо названия документа, даты и места его составления должен быть зафиксирован источник информации (Ф.И.О.

, дата рождения, документ удостоверяющий личность, место рождения и место работы, адрес регистрации и фактического места жительства), т.е. все те данные, которые позволят индивидуализировать человека из массы других.

Обязательным элементом должно быть однозначно выраженное добровольное согласие лица на проведение опроса и уведомление о том, что он вправе отказаться от проведения опроса без объяснения причин. А также уведомление о том, что его показания могут быть использованы при оказании юридической помощи третьему лицу и возможность его привлечения по этому делу в качестве свидетеля.

Включение каких либо других предупреждений в бланк опроса, например об уголовной ответственности и т.п., ни одним законом не предусмотрено и считаю такие встречающиеся включения «от лукавого».

Для чего они указываются? Трудно сказать.

Может с целью показать свою значимость, может с целью оказания  воздействия на опрашиваемого для психологического контроля его дальнейшего процессуального поведения, а может и еще для чего.

И, естественно, самое ценное для адвоката, изложение информации, которой владеет опрашиваемый. Вопросы тактики ведения опроса, фиксации информации и т.д. я рассматривать не буду, т.к. это тема отдельного вопроса.

Опрос должен быть подписан адвокатом и опрашиваемым. Помимо подтверждения показаний, изложенных в опросе, опрашиваемый должен подтвердить своей подписью свои анкетные данные и уведомление его о том, что он выразил свое желание дать информацию добровольно.

Опрос как доказательство по УПК РФ

Рассмотрим процессуальное значение опроса в процессе доказывания, основываясь на УПК РФ и ГПК РФ. АПК и КАС сознательно не затрагиваю, т.к. они фактически ничего иного по сравнению с первыми двумя процессами не содержат.

УПК РФ под доказательствами согласно ст.74 понимает любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Ч.2 этой статьи приводит перечень доказательств. Расширительным является п.6, который ссылается на понятие «иные документы». Под определением «иные документы» при большом желании можно узрить адвокатский опрос. Но с точки зрения процесса опрашиваемый дает сведения о том, что он видел, слышал либо знает в силу тех или иных причин о наличии тех или иных обстоятельств.

ст. 56 УПК РФ дает определение процессуальной фигуре свидетель.

Им является  лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. ст.

74 УПК РФ свидетельские показания рассматривает как самостоятельный вид доказательств. ст. 79 УПК РФ однозначно связывает сведения, сообщаемые свидетелем, с процедурой допроса, проводимого следователем\дознавателем либо судом.

ст. 88 УПК РФ содержат правила оценки доказательств. Оценка проводится на предмет относимости, допустимости, достоверности.

И как раз при оценке опроса как доказательства о наличии того или иного обстоятельства с точки зрения достоверности делает его значение практически нулевым без проверки содержащихся сведений в порядке ст.

87 УПК РФ, т.е. фактического подтверждения изложенных в опросе обстоятельств другими следственными действиями, порядок которых регламентирован УПК РФ.

Это может быть допрос свидетеля, обыск, выемка, экспертиза и т.д.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что опрос адвоката не может являться самостоятельным доказательством по уголовному делу. Он может лишь иметь доказательственное значение о наличии в определенном месте или у определенного лица сведений, имеющих значение для уголовного дела.

Данный вывод позволяет определить роль адвокатского опроса в уголовном процессе как вспомогательную для обоснования тех или иных ходатайств, жалоб и т.п. со стороны защиты.

Опрос как доказательство по ГПК РФ

ГПК РФ в ст.55 под доказательствами понимает полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Как видно из этой нормы права адвокатский опрос может быть отнесен к виду доказательств – письменные доказательства. Получение всех остальных видов доказательств имеет самостоятельное регламентирование процессуальным законом.

ст. 71 ГПК РФ устанавливает достаточно обширный список видов письменных доказательств, но адвокатский опрос как отдельный вид не установлен в качестве такового.

Вместе с тем информация, которая отражена в адвокатском опросе подтверждает факт о том, что опрашиваемый обладает определенными сведениями о фактах, имеющих значение для разрешения гражданского дела.

Но ст. 69 ГПК РФ указывает на то, что лицо, имеющее сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения гражданского дела является свидетелем. ст.

70 ГПК РФ установлен порядок допроса свидетеля, которым предусмотрено обязательное предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Таким правом обладают суд и нотариус при проведении опроса в рамках ФЗ «Основы законодательства РФ о  нотариате» (ст.

102-103). Вместе с тем адвокат, проводящий опрос, не наделен возможностью и правом такого предупреждения.

Разрешая дело суд оценивает доказательства в порядке ст. 67 ГПК РФ согласно которому проверяется относимость, допустимость и достоверность доказательств. Если адвокатский опрос приобщен в качестве доказательства он также подлежит оценке по этим правилам.

Исходя из того, что адвокат при проведении опроса не наделен правомочием по предупреждению об уголовной ответственности опрашиваемого лица за дачу заведомо ложных показаний, с точки зрения процессуальной ценности сами по себе показания, зафиксированные в опросе ничего не значат. К тому же с точки зрения определения вида доказательства такие сведения относятся к категории свидетельских показаний. А порядок получения сведений с предупреждением об уголовной ответственности зафиксирован ГПК и ФЗ «Основы законодательства РФ о нотариате».

Соответственно можно сделать вывод о том, что с точки зрения гражданского процесса адвокатский опрос можно считать только доказательством того, что определенное лицо может иметь определенную информацию о наличии или отсутствии фактов, имеющих значение для разрешения дела. Но служить самостоятельным доказательством о наличии таких фактов адвокатский опрос не может.

Назначение адвокатского опроса

Назначение и ценность адвокатского вопроса, на мой взгляд, уже содержится в содержании п.2 ч.3 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности…». Это фиксация факта о том, что определенное лицо обладает определенной информацией. Использование такого факта уже зависит от избранной тактики защиты прав доверителя.

Это может быть заявление обоснованных ходатайств о проведении допроса кого либо с формулировкой вопросов, которые надлежит ему задать; проведении тех или иных следственных действий; назначения экспертиз; приглашения специалистов и т.д. и т.п.

Само по себе такое процессуальное право предоставлено адвокату и без проведения опроса, но фиксация фактов адвокатским опросом позволяет развернуто мотивировать свои требования и в случае отказа в их удовлетворении мотивированно их обжаловать.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, закономерен вывод о том, что адвокатский опрос в процессе доказывания следует рассматривать исключительно как вспомогательный инструмент с целью обоснования и мотивировки процессуальных требований.

Источник: https://pravorub.ru/articles/88274.html

Адвокат Орлов
Добавить комментарий